Местные выборы — битва за будущее Молдовы

Местные выборы - битва за будущее Молдовы

По итогам местных выборов правящая «проевропейская» коалиция в лице партий Влада Плахотнюка и Влада Филата показала свой сугубо сельский, местечковый характер, и рискует в ближайшие месяцы столкнуться с прозападным майданом.

Лидеры ЛДПМ и ДПМ заявляют, что выиграли местные выборы, но это хорошая мина при плохой игре. И в процентном, и в абсолютном выражении ЛДПМ, ДПМ и ЛП получили в 2015 году меньше голосов и советников, чем в 2011-м. По примарам ситуация прояснится после второго тура, но и по этому показателю будет падение.

Примечательно, что за ЛДПМ и ДПМ голосовали больше в сельской местности, и меньше в городах. Это объясняется тем, что все так называемые лидеры на селе — эти новые молдавские латифундисты ― представляют либо ЛДПМ, либо ДПМ, которые служат для них политической и административной «крышей». Сельское население, которое передало в пользование лидерам и на их условиях свои квоты, сильно от них зависит. По сути, оно живет в условиях социального рабства. А как должен голосовать раб на плантациях? Так, как скажет арендатор-рабовладелец. Вдобавок, многих сельских примаров постоянно держат на крючке уголовных дел. Наконец, в селах люди менее информированы о том, что происходит в Кишиневе, им как-то все равно, кто украл миллиард, потому что «все они там воры». В таких условиях легче подкупать избирателей и фальсифицировать выборы. Но несмотря на все это, ЛДПМ и ДПМ все равно теряют свои позиции.

После местных выборов 5 июня 2011 года было всего четыре района, где у ЛДПМ―ДМ―ЛП не было большинства ― Дондюшанский, Дубоссарский, Окницкий, Тараклийский. В результате выборов 14 июня 2015 года к этим районам добавились Бессарабский, Бричанский, Дрокиевский, Фалештский. Итого восемь районов, не подконтрольных Плахотнюку, Филату и Гимпу. Плюс Бельцы. А еще раньше Гагаузия. 28 июня у них есть все шансы потерять и примэрию Кишинева.

В большинстве райцентров ЛДПМ, ДПМ, ЛП не будут иметь своих примаров и советов. 14 июня эти «проевропейские» партии показали свой сугубо сельский характер. Они пока еще выживают за счет родоплеменных, коррупционных отношений, но делать это становится все труднее. Плахотнюк с Филатом могут хоть каждую неделю летать на чартерах в Европу и бить себя в грудь, мол, мы есть самые проевропейские европейцы, но та модель, которую продемонстрировали их партии на этих выборах, доказывает их архаичную природу, очень далекую от современных представлений о том, как делаются дела в Европе.

Деревенский, антикварный характер номинально «проевропейской» власти подтвердился и в столице.

По данным ЦИК, для участия в первом туре выборов генерального примара муниципия Кишинев было зарегистрировано 632 тыс. избирателей. Явка составила 47,55%, причем в пяти собственно городских секторах и в 18 пригородах она была практически одинаковой. В городе к урнам пришло 244 тыс. избирателей, в пригородах ― 57 тыс. Из 110 тыс. голосов Дорин Киртоакэ получил собственно в Кишиневе 82 тыс. Каждый четвертый голос Киртоакэ пришел из пригородов. Из 106 тыс. избирателей Гречаной 95 тыс. проживают в самом городе, и лишь каждый десятый в пригородах. Если бы Кишинев был просто городом, без сел-пригородов, то Гречаная победила бы Киртоакэ в первом туре со счетом 39% на 33%.

При всем уважении к жителям пригородов (сам такой), там во многом сохраняется сельский уклад жизни: по утрам на пастбища гонят коров и коз, в домохозяйствах разводят свиней, уток, кур и кроликов, делают домашнее вино и ходят в «биотуалет» на огороде. Лет 20 назад пригороды, по совершенно непонятному алгоритму, прицепили к Кишиневу, чтобы изменить состав его населения в интересах таких, как Киртоакэ. Возможно, первоначальная идея состояла в том, чтобы довести окружающие села до уровня города, но получилось — при Киртоакэ это стало особенно заметно, ―  что город опустился до уровня сел.

При таком раскладе исход второго тура выборов генпримара 28 июня зависит от активности собственно кишиневцев. И это не война с пригородами, это борьба за свой город.

По окончании местных выборов «проевропейским» партиям предстоит как-то решить вопрос с формированием (или неформированием) нового большинства в парламенте и утверждением им нового правительства.

Как варианты коалиций в парламенте называют сохранение нынешней ЛДПМ+ДПМ(+ПКРМ),  либо реинкарнацию АЕИ по формуле ЛДПМ+ДПМ+ЛП+ЕНП. В качестве возможных кандидатов в премьеры звучат имена Юрие Лянкэ, Влада Филата, Натальи Герман, Андриана Канду, Влада Плахотнюка.

Американцы и европейцы хотели бы видеть в кресле премьера Лянкэ, идейного «евроманьяка», партия которого, даже не будучи зарегистрированной в Министерстве юстиции, получила хороший результат на местных выборах. Но Филат скорее удавится, чем согласится с кандидатурой «предателя» Лянкэ. Возможен вариант нейтрализации Филата, вплоть до его посадки в тюрьму, но об этом западникам придется договариваться с Плахотнюком. Тот может согласиться отправить Филата на нары, но что он попросит за это взамен? Может случиться и так, что, узнав о грозящей ему перспективе оказаться за решеткой, Филат последует дорожкой, протоптанной Багировым, Папуком, Пержу, Мику и Виколом, и сбежит за границу. Такое развитие событий тоже позволит сделать Лянкэ премьером. Но сажать Филата или изгонять его за границу нужно быстро, потому что 12 сентября истекают три месяца, отведенные для формирования нового правительства, и если оно к этому дню не появится, президент должен распустить парламент и назначить досрочные парламентские выборы.

С кандидатурой самого Филата на пост премьера не согласится Плахотнюк, а значит, и вероятность такой номинации равна нулю. Наталья Герман может стать компромиссной кандидатурой, которую поддержат западники и за которую проголосует даже фракция ПКРМ. Учитывая, что любое новое правительство долго не протянет и, начав с секвестра бюджета и прочих непопулярных мер, будет погребено под бременем финансово-социально-экономических проблем, с вариантом Герман может согласиться и Плахотнюк. Именно из-за временного и переходного характера и следующего правительства Плахотнюк вряд ли отправит на плаху своего фина Канду. Слишком ценный кадр, чтобы потерять его на нынешнем повороте. Не исключено, что премьером согласится стать сам Плахотнюк, но тогда ему нужно будет продемонстрировать, что его слава эффективного менеджера — это не миф, и что он не просто Филата в тюрьму посадит, а сделает что-то для решения не только своих, но и государственных бюджетных и социальных проблем. Можно еще попытаться найти внепартийного технократа «Габурича-2», но трудно представить, что кто-то согласится на эту самоубийственную роль. «Габурич-1» вовремя отошел в сторону, спутав карты тем, кто его назначил, но второму такому же так легко соскочить не удастся, потому что проблемы, которые приходится решать правительству, с каждым днем нарастают, как снежный ком.

Как ни крути, дело идет к досрочным выборам в парламент, если не этой осенью (какое-то правительство они все равно слепят), то в следующем году, когда закончится срок полномочий президента Николае Тимофти, и ему не найдут адекватную замену.

Оппозиция в лице Партии социалистов и «Нашей партии» находится сейчас на подъеме, а значит, будет в поул-позиции перед выборами. Рейтинги ЛДПМ, ДПМ и ПКРМ приближаются к точке непрохождения в парламент. Либеральная партия, скомпрометировав себя альянсом с Плахотнюком и Филатом, рискует «заморозиться» на уровне 10-12 процентов. Это означает, что ПСРМ и НП могут взять конституционное большинство. И тут возникает ключевой вопрос: а согласится ли с этим Запад, и что он  будет делать?

Конфронтация Запада с Россией нарастает. НАТО принимает пакет мер по укреплению обороноспособности Молдовы, понятно, от кого — от «потенциального противника» России. Конгресс США утверждает бюджет, в котором предусмотрена многомиллионная помощь Молдове на «противодействие российской угрозе». Европейский союз внедряет план «борьбы с российской пропагандой». В Кишинев с «официальным визитом» приезжает Михаил Саакашвили, назначенный американцами «смотрящим» не только по Одессе, но и по всему региону. Все это очень серьезно, и Запад не допустит, чтобы такая геополитическая парадигма была нарушена какими-то Игорем Додоном и Ренато Усатым. Запад может или отложить на неопределенный срок выборы, спровоцировав вооруженный конфликт вокруг Приднестровья и введя военное положение в Молдове, или как-то очень быстро, бройлеровскими методами, как это произошло на левом фланге, взрастить альтернативу нынешней власти на правом фланге. Это можно сделать через кишиневский майдан, проевропейскую «цветную революцию», которая выступит против «проевропейской» же власти, обвинив ее в недостаточной проевропейскости.

12 сентября — крайний срок формирования нового правительства, а на 27 августа, День независимости, на центральной площади Кишинева назначено «Великое национальное собрание» гражданской платформы «Достоинство и правда» (DA). Это «народное движение» и должно стать новым западным проектом в Молдове. Многие активисты DA этого еще не знают, но скоро им об этом сообщат. На основе DA и партии Лянкэ может быть создан тот самый предвыборный блок, который, по расчетам Запада, с одной стороны, вычистит авгиевы конюшни Плахотнюка и Филата, а с другой ― станет равновеликой альтернативой Додону―Усатому, «волнорезом», который собьет «девятый вал» ПСРМ и НП.

На таком фоне в это воскресенье пройдет второй тур местных выборов. Для любого здравомыслящего человека выбор очевиден. За кандидатов партий власти ― ЛДПМ, ДПМ, ЛП, ЕНП, ПКРМ ―  голосовать нельзя. Насколько успешными будут эти выборы для оппозиции ― ПСРМ и НП, ―  решать уже избирателям.

Выборы эти местные, но значение их совсем не местное. Это одна из важных битв, от исхода которой зависит и результат большой войны за будущее Молдовы.

Дмитрий Чубашенко,  директор «Панорамы»

См. подробнее: http://politmoldova.com/mestnye-vybory-bitva-za-budushhee-moldovy.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

12 − 12 =